О бессмысленном обвинении родителей клиента психотерапевтами

О третировании родителей клиента психологами

О родителях на сеансе психоаналитика.

Введение

Значительной части психологов реально промывают мозги. Ещё в вузе. Преподаватели. Которые, в свою очередь, тоже не избежали данной вредной процедуры.

В результате психологи массово несут в мир мысль о том, что корень проблем у людей находится в детстве. Дескать, тогда все мы получили всяческие психотравмы, а нынче, значит, расхлёбываем. А виновно во всех этих травмах, естественно, окружение. Точнее, родители. Кто же ещё?! Наносили психологические увечья. Ну или, в крайнем случае, недостаточно защищали.

По моим наблюдениям, примерно в 7 случаев из 10, психотерапевт станет ручками и ножками заталкивать бедного клиента в проработку детско-родительской тематики. Не важно – психотерапевт объявит об этом прямо или подведёт мягко, но родители-таки превратятся в средоточие зла. От них, дескать, все сегодняшние беды.

Клиента будут поощрять чего-то там мамам и папам высказывать, отстаивать границы и бороться с манипуляциями, сепарироваться, et cetera. Ср@ться, короче. Неудивительно, что родственники клиентов не очень любят психотерапевтов, да?

Надо сказать, что ваш покорный слуга в молодости тоже веровал во все эти выкладки психоаналитиков, гештальтистов и иже с ними. К счастью, это длилось недолго. Вот один из первых «опытов», благодаря которому я стал, так сказать, переформатироваться.

Описание случая

Обратилась, значит, на психотерапию Наталья, 28 лет, безработная. Диагноз – клиническая депрессия плюс агорафобия. Живёт с мамой, которая и оплачивает терапию. А мама – прям классика жанра! Не замужем, властная, умеет манипулировать и, в случае необходимости, делает это.

Дочка зависима от мамы по всем фронтам. Даже передвигается по городу исключительно в сопровождении угадайте кого.

В общем, ситуация выглядела совершенно мрачной. Вроде как нужно разделять эту сладкую парочку. Но как, если мама и Наталья держатся друг за друга мёртвой хваткой?

В конце диагностического интервью Наталья меня сразила окончательно. Заявила, что её депрессию вылечить невозможно, да и всякая терапия здесь – самообман. Дело в том, что все люди смертны. И с каждым моментом приближается тот день, когда мама отдаст богу душу. Вместе со смертью мамы закончится и жизнь Натальи.

Да, именно так она и сказала! А я немного приуныл. Не хочет терапевтироваться Наталья, сопротивляется. Это же очевидно.

Решил уточнить, мол, а как мама относится к таким мыслям дочери? Наталья ответила, что мама, «разумеется, довольна». Потому что это подчёркивает их сильную взаимную любовь.

Вот тут я задумался ещё крепче. В воздухе зависла пауза. Её прервала Наталья:

– А вы, Алексей, вот что бы сказали, если б кто-то из ваших повзрослевших детей испытывал подобные чувства к вам?
– Я бы огорчился. А чаду ответил бы, что, видать, в детстве мало ПОРОЛ, раз уж помимо своей воли способствовал разрастанию любви до столь катастрофических размеров… А знаете что, Наталья? Я хочу, чтобы в качестве домашнего задания вы рассказали своей маме то, что только что поведали мне. И запишите-ка дословно ответ. Это пригодится на следующем сеансе.

Ровно через неделю состоялся очередной сеанс. Наталья развернула записку. На ней было выведено следующее:

Дочь. Я очень сожалею, что мне довелось услышать такие твои слова. Похоже, в детстве я тебя мало ПОРОЛА, что удостоилась слишком уж большой любви. Знай: если у тебя будет всё хорошо, если ты будешь счастлива, я тоже буду счастлива. И смерть будет мне не страшна.

Сказать, что Наталью удивил мамин ответ – ничего не сказать. Я же изумился тому, что та использовала именно глагол «ПОРОТЬ». Независимо от меня. Почему именно его?

Кстати, шок от маминой реплики был настолько велик, что Наталья забыла о депрессии. Насколько мне известно, то не вспоминает о ней и по сей день. Нам же осталось заняться рутинной психотерапией агорафобии. Что, опираясь на такой замечательный ресурс как мама, мы успешно осуществили.

После этой показательной терапии я много раз убеждался, что родители – это нисколько не мешающий элемент для психотерапии. Наоборот – благо!

Выводы

Я крайне редко встречаю мам и пап, которые не желали бы своим детям (любого возраста) добра. Желают. И, как правило, готовы плодотворно сотрудничать.

А задача психолога как раз и состоит в том, чтобы направлять усилия в конструктивное русло, а не настраивать людей против себя.


Дата последней правки статьи: 29.08.2020